Интервью генерального директора Gazprom Neft Middle East Сергея Петрова

Petrov-small.png

Интервью генерального директора Gazprom Neft Middle East Сергея Петрова

Журнал «НефтеКомпас»

«Газпром нефть — единственная российская компания, которая сегодня ведет добычу нефти в Курдском регионе Республики Ирак. В интервью журналу НефтеКомпас Сергей Петров, генеральный директор Gazpromneft Middle East рассказал о том, почему компания планирует расширять свое присутствие в регионе и как развиваются существующие проекты..

«Газпром нефть» вошла в проекты в Курдском регионе Республики Ирак наряду с другими крупными мировыми компаниями, однако многие из них впоследствии вышли из региона. Почему «Газпром нефть» продолжает работу, и какие перспективы вы видите в Курдском регионе Республики Ирак?

При высоких ценах на нефть компании вкладывались во все перспективные регионы, расширяли свое присутствие на очень разных рынках. После падения цен на нефть и разочарования в изначальных ожиданиях по геологии, компании пересчитали показатели эффективности и сократили наименее конкурентоспособные проекты. «Газпром нефть» оценивает свой портфель активов с точки зрения его долгосрочной экономической эффективности. Я верю, что у нас хорошие перспективы в Курдском регионе Республики Ирак, и мы можем на этих проектах получить хороший результат.

Сколько нефти компания добыла в Курдском регионе Республики Ирак в 2016 году? Расскажите о плане добычи на 2017 год.

Компания ведет свою деятельность на трех блоках. В настоящее время добыча осуществляется на блоке Гармиан из скважины Саркала-1. В феврале 2016 года «Газпром нефть» приняла операторство блоком от своего партнера — канадской компании WesternZagros. C 1 марта 2016 года мы являемся операторами проекта. В прошлом году добыча на Саркале-1 составляла 3,863 барреля в сутки. В 2017 год мы вошли с добычей около 5,500 барр/сут. В течение года мы смогли нарастить добычу до 9,600 барр/сут.

Как вам удалось фактически удвоить добычу?

В скважине Саркала-1 мы интенсифицировали приток методом большеобъемной кислотной обработки призабойной зоны. Для проведения этой операции мы задействовали весь опыт компании, полученный при разработке осложненных коллекторов в самых разных регионах Евразии, учли все возможные риски и успешно справились с задачей. В Курдском регионе Республики Ирак такой метод интенсификации притока был использован впервые. На месторождении Саркала план по добыче на текущий год мы рассчитывали исходя из цифры 4,418 барр/сут. Однако после проведения кислотной обработки мы ожидаем, что среднесуточная добыча по итогам 2017 года вырастет до 7,631 барр/сут. В следующем году добыча может достичь 13,455 барр/сут.

Какую нефть вы добываете по качеству?

Это хорошая легкая нефть без содержания воды и серы с API 39.

Утвержден ли уже план разработки блока Гармиан?

В мае прошлого года мы завершили начатую партнером еще в период операторства работу по подготовке плана разработки месторождения, согласовали его и получили одобрение министерства нефти. План предусматривает бурение по одной скважине в год до 2022 года.

Есть ли уже понимание, какого уровня добычи вы сможете достичь после бурения всех скважин?

Мы не ограничены цифрой по добыче, потому что на основании данных одной скважины сложно делать прогнозы. Работа по оценке запасов блока продолжается.

Каковы запасы Гармиана сегодня?

Около 8 млн тонн извлекаемых запасов нефти. Сейчас мы бурим вторую скважину, благодаря которой получим новую геологическую информацию и уточним эту цифру.

А по газу?

Запасы газа мы также оцифровываем. После завершения процесса у нас появится возможность оценить целесообразность строительства газовой инфраструктуры.

Вы планируете строительство газового завода?

В нашем соглашении о разделе продукции (СРП) нет обязательств по строительству газовых активов. Зато это есть в планах Министерства природных ресурсов КАР. Но чтобы создать качественный проект газового завода, региональному правительству необходимо понимать, какой объем газа будет поступать с различных месторождений. В любом случае, мы планируем сдавать газ министерству, чтобы не сжигать его на месторождении. Кроме того, сейчас мы рассматриваем возможность использовать часть газа для собственных нужд, чтобы уйти от использования дизельных генераторов на наших производственных площадках.

Как идет работа по освоению блоков Шакал и Халабджа?

По результатам сейсмики блока Халабджа, которую мы провели в прошлом году, было принято решение отказаться от его разработки.

Почему было принято такое решение?

Геолого-разведочные работы, проведенные на блоке, показали перспективы к открытию газового месторождения. Халабджа находится в горной местности на высоте до 2,000 м, где почти полностью отсутствует любая инфраструктура, но со времен последних боевых действий остались минные поля. Чтобы снять существующие геологические неопределенности, необходимы существенные инвестиции. Все это создает очень высокие риски, которые сейчас мы не готовы нести.

Согласовали ли вы уже сдачу блока с правительством?

Да, необходимые документы подписаны. Наши основания для отказа от бурения на блоке Халабджа были хорошо аргументированы. Это мнение разделяет правительство Курдского региона Республики Ирак, поэтому по итогам переговоров была достигнута договоренность об инвестировании высвободившихся средств в продолжение бурения на Саркале.

На Шакале в этом году у нас закончился поисковый период. Благодаря тесному взаимодействию с правительством и совпадению взглядов на развитие этого блока, здесь продлены на один год геолого-разведочные работы на следующих условиях: во-первых, «Газпром нефть» должна начать капитальный ремонт на законсервированной скважине Шакал-1 до 15 июля, во-вторых, компания должна объявить о коммерческом открытии до 31 декабря 2017 года. Первое обязательство «Газпром нефть» выполнила, сейчас на скважине Шакал-1 мы завершаем зарезку бокового ствола. После интерпретации новой геологической информации, не исключено, что у нас появится возможность поставить на баланс запасы углеводородов блока Шакал. В случае удачного завершения разведочного бурения мы подготовим план разработки месторождения (FDP) и наметим точку бурения следующей скважины.

Какой уровень добычи вы ожидаете на блоках Гармиан и Шакал?

До завершения геолого-разведочных работ на блоке Шакал преждевременно говорить об уровне добычи на этом активе. На блоке Гармиан мы ожидаем роста в 2019-2022 годах до 1 млн тонн в год.

Кто осуществляет бурение на ваших блоках?

У нас сейчас бурит китайский подрядчик — компания DQE International, победившая в двух тендерах по Гармиану и Шакалу. Они обладают 12-летним опытом работы в Курдском регионе Республики Ирак. По стоимости работ они также привлекательнее других сервисных компаний.

Рассматривает ли «Газпром нефть» другие блоки в Курдистане?

Мы готовы расширяться, смотреть новые участки. «Газпром нефть» находится в непрерывном диалоге по этому вопросу с региональным министерством природных ресурсов, которое предложило нам изучить около 10 блоков. По итогам анализа доступной геологической информации мы выбрали наиболее перспективные с нашей точки зрения лицензионные участки. Сейчас мы ведем переговоры.

На каких условиях вы готовы войти в проекты?

Нам интересно вхождение в проект в роли оператора, однако мы понимаем связанные с этим трудности и будем детально обсуждать условия с участниками.

Как сегодня вы реализуете нефть, добытую в Курдском регионе Республики Ирак?

Региональное правительство использует возможность, представленную действующим СРП, и выкупает у оператора всю нефть для реализации. Собственником нефти, как только она покидает территорию месторождения, становится правительство Курдского региона Республики Ирак. В настоящее время вся добытая нефть транспортируется по автомобильным дорогам на нефтеперерабатывающий завод Базиан.

По какой цене вы продаете нефть?

Реализация нефти происходит по формуле, которая опирается на цену индикатора Brent и учитывает дисконтирующие поправки. На размер скидки влияет несколько факторов: транспорт, качество нефти, дорожные налоги. Сегодня мы с региональным правительством обсуждаем возможности улучшения условий работы. Наш основной довод состоит в том, что СРП были подписаны при высоких ценах на нефть, а когда цены упали, новые инвестиции в регион оказались на грани экономической целесообразности.

Насколько остро сегодня стоит вопрос безопасности в регионе?

Все подразделения Gazpromneft Middle East работают в режиме обеспечения повышенной безопасности. Мы готовы к любой ситуации. Например, в 2014 году, учитывая возросшую в это время террористическую опасность, мы проводили полную эвакуацию сотрудников. Для нас люди остаются самым ценным активом, поэтому вопросы безопасности стоят на первом месте.

Трудно ли найти специалистов для работы в регионе?

Да, бывает непросто в силу специфики ближневосточного региона. Однако нам удалось подобрать великолепную многонациональную команду, которая успешно решает все поставленные задачи.

Оригинал данной статьи впервые был опубликован на&i;английском языке в журнале «НефтеКомпас» информационно-аналитического агентства «Энерджи Интеллидженс Груп (Великобритания) Лимитед», www.energytinel.com. Данная статья публикуется с разрешения агентства Энерджи Интеллидженс, которое оставляет за собой все авторские права.

Возврат к списку